В знакомствах сахаров игорь александрович

Миф об "отце русской демократии" Андрее Сахарове » Военное обозрение

в знакомствах сахаров игорь александрович

Александр Исаевич Солженицын и Андрей Дмитриевич Сахаров. Великий академик Игорь Тамм, его примеру последовало еще несколько ученых. 24 августа - для знакомства с ситуацией и поддержки общего протеста. Православные знакомства «Азбука верности» · КАК ПОМОЧЬ. Меню Игорь 4 января г. Яблонская Татьяна Межиров Юрий Александрович − г.г. Сыновья, г. Сахаров Сергей Георгиевич г.г. Ищете парня или мужчину с именем Игнатий Сахаров? Воспользуйтесь поиском людей на Игорь Сахаровский Сахаров Андрей Александрович.

Все споры с Паниным, Солженицыным, Владимиром Андреевичем, с немецкими инженерами и техниками, среди которых были каявшиеся нацисты, самые толковые передачи Би-Би-Си и военно-политические статьи в американских журналах только укрепляли мои убеждения и веру, которую я считал объективным знанием.

В этом я был не одинок. Евгений Тимофеевич Тимофеев, он же "Рыжий Жень-Жень", — член РКП с года, последний оставшийся в живых участник ленинградского "оппозиционного центра" —28 гг. Он даже не одобрял моей близости с теми, кого считал явными идеологическими противниками; сторонился Панина и Солженицына. В отличие от Евгения и от меня он остался решительным противником Сталина, называл себя ортодоксальным ленинцем-интернационалистом и осуждал ста- - - линскую внешнюю политику как империалистическую.

Мы с Тимофеевым, напротив, ее всячески одобряли, доказывая, что расширение советских границ и советских сфер влияния — это пути ко всемирному торжеству социализма.

Жень-Жень, Полборода и я обычно встречались в курилке на внутренней лестнице, откуда ничего не было слышно надзирателям. Иногда мы там пели народные и старые революционные песни. Владимир Андреевич и его постоянные "трепанги" говорили про нас — "партийная ячейка"; в подначивании внятно звучала неприязнь.

Однако с нами подружился Игорь Александрович Кривошеий — сын министра в кабинете Столыпина, выпускник пажеского корпуса.

Он был офицером старой армии, потом деникинцем, врангелевцем, эмигрантом. Во Франции закончил электротехнический институт, работал инженером, после года стал участником Сопротивления, разведчиком, в году был схвачен гестапо Когда в апреле года американские танки подошли к концлагерю Бухенвальд, узники восстали, охрана разбежалась, а Игоря Александровича, истощенного, больного, товарищи вынесли за ограду на больничных носилках.

Вернувшись в Париж, он читал свои некрологи. Первые газеты, появившиеся в освобожденном Париже, называли его среди погибших героев Сопротивления. Всем участникам Сопротивления был известен закон: За это время товарищи успеют скрыться, замести следы Но после того как был арестован Игорь Кривошеий, гестаповцы и через месяц не пришли ни на одну из тех квартир, которые знал он, и не пытались искать никого из его товарищей.

И те восприняли это как свидетельство его гибели. Между тем он выдержал все пытки, которыми славилось парижское гестапо, в том числе и "ледяную ванну", а его подельник — немецкий офицер-антифашист — самоотверженно и умно выгораживал его, отводил ему скромную роль порученца. Немца приговорили к расстрелу, Игоря Александровича — к 15 годам каторжного лагеря.

Летом года он вернулся к родным воистину с иного света, воскресшим из мертвых. И после войны парижские сограждане избрали героя Сопротивления председателем "Союза советских граждан".

А когда усилилась холодная война, французская полиция арестовала его и 27 его товарищей. Их выслали в СССР.

в знакомствах сахаров игорь александрович

Игоря Александровича с женой и сыном направили в Ульяновск; он стал работать инженером. Не прошло и года, как его арестовали и увезли в Москву. Следствие было недолгим и мирным. Его белогвардейское прошлое подпадало под несколько амнистий.

Но он и не пытался скрывать, что вплоть до высылки из Франции был масоном, руководителем русской ложи в Париже; признался он и в том, что в — гг. Правда, в те годы Франция была союзницей СССР, но честному советскому гражданину следовало помогать отечественной социалистической разведке, а не иноземной, капиталистической Следователи были вежливы, даже любезны, сочувственно расспрашивали о том, как его пытали в гестапо, каким был режим в Бухенвальде. Прошло несколько месяцев, и дежурный по тюрьме прочел ему решение ОСО — десять лет "в общих местах заключения".

Сразу же из тюрьмы его привезли на шарашку. Все, что он увидел и услышал у нас, его необычайно поразило. Арест, следствие и нелепый приговор он воспринимал с печалью, но без удивления. Однако на Лубянке обходительные офицеры, в мундирах старого русского покроя с погонами, допрашивали корректно, обещали позаботиться о его жене и сыне, давали ему газеты и журналы со статьями о величии русской истории, о преодолении "низкопоклонства перед иностранщиной".

Все это в свете еще не остывших воспоминаний о гестапо, о Бухенвальде как бы успокаивало, обнадеживало Тем более сильное впечатление производила вся обстановка на шарашке — чистое постельное белье, хлеб на столах в столовой, — ешь сколько хочешь, — пища, показавшаяся после баланды великолепной, и люди вокруг, словно бы вовсе непринужденно занятые своими делами, много интеллигентов, видны приветливые улыбки, слышны и шутки, и смех Когда мы познакомились и я спросил, не родственник ли он царского министра, он несколько мгновений глядел удивленно: Вот не ожидал, что здесь еще помнят об отце Для вас его имя, вероятно, звучит одиозно.

Тогда я рассказал ему, что помню это имя с детства. И каждый раз он вспоминал: Это я сам. Кривошеин знал дело и умел ценить людей. Когда он приезжал в села, в имения, на опытные станции, ему никто не мог пыль в глаза пустить.

Он все замечал и в поле, и в парниках, и на Скотном дворе. У нас в Бородянке он бывал три раза. Обедал у нас и твоей маме ручку целовал. Этот царский сановник был воспитанней, умней и образованней всех ваших народных комиссаров, да еще и человечней и демократичней И воспоминания — рассказы моего отца о его отце казались неким знамением судьбы.

Игорь Александрович, мягкий, деликатный до застенчивости и в мирных разговорах, и в жарких спорах, оставался несгибаемо тверд в самом существенном — в представлениях о добре и зле, о вере и чести, о нравственных основах своего мировоспри- - - ятия. Русский патриот, даже националист, и глубоко верующий православный, он полагал, что советское государство стало правомерным наследником Российской империи и уж, конечно, наиболее мощной, наиболее влиятельной и международно значимой из всех былых ипостасей Российской державы.

Это сближало и наши политические взгляды, вернее, наши суждения о важнейших политических событиях. Мы были согласны в неприятии всяческой "американщины" — от плана Маршалла и атомной бомбы до рок-н-ролла и голливудских фильмов — и в желании победы Северной Корее.

В обоих один и тот же молодой голос разбитного парня говорил с внятной южнорусской или украинской артикуляцией, которую старался скрыть, натужно подражая московскому говору: Ишчо можно узнать за многие штабы А што я за это хочу?

Ну, можно деньгами, а лучше вещи. Вы можете мне дать хорошее радиво? Ну, чтоб с подходящими пленками. И часики, чтоб камней побольше. Ну, часы, ур-ур, на руку браслеткой. Ну и, конечно, что из одежи.

Пальто, его сразу видно, что заграничное, иностранная вещь. А вы давайте мужской трикотаж высокого качества. Американец был в обоих случаях тем же, кто в последний раз говорил с Ивановым, лениво-равнодушный либо недоверчивый. Все же он согласился встретиться, предложил на вокзале или в Парке культуры. Так вашу ж машину сразу видно, что она заграничная. А флаг на ней есть? Ну, флаг, знамя, на радияторе. Как же я до вас подойду? Тут сразу легавые набегут. Не знаете, кто легавые? Ну, гепеу, - - милиция, или, по-вашему, полиция.

А приехайте на такси. И только возьмите с собой такой предмет, чтоб я вас признал. Есть у вас большой портфель? Ну, портфель, но большой, как чемойдан.

Игнатий Сахаров

Желтый — это хорошо, здалека. Вы будете вроде гулять, а я до вас подойду А что курите — папиросы или цигареты? А мне принесите цигареты, которые с верблюдом. Я до вас подойду вроде прикурить, тогда и поговорим. Этот разговор велся в два приема. В первый раз он прервался.

Для сопоставления были приложены тоже две записи: В одном случае звучал, казалось, голос похожий и говор был тоже южным. Но звуковиды немногих совпадающих в разных разговорах слов — "можно", "нужно", "знаю Существенные различия в микроинтонациях и микроладе мне представлялись органичными Правда, их можно было объяснить и нарочитыми изменениями голоса, и простудой "производственник" несколько раз чихнул.

Однако после довольно подробных исследований я пришел к выводу, что это голоса разных людей. Новый отчет уместился уже в одной папке. Антон Михайлович и Абрам Менделевич подписали его без околичностей.

А через несколько дней Антон Михайлович сказал, зайдя в лабораторию с утра: Этот сержант во всем признался. Оказалось, что разговоры с посольством велись не из разных автоматов, как в первом случае, а из проходной воинской части — мастерских, в которых ремонтировали танки, бронетранспортеры и другие армейские машины. Смершевцы провели обыск в казарме и в тумбочке сержанта Н. После ареста он сознался, что хотел "с понтом шпионить", подурачить американцев и для этого позвонил в посольство.

Получил я вскоре и записи двух допросов. Оба раза ходил уже один Толя; разочарованный неудачей, Абрам Менделевич устранился. Толя сказал о подследственном: Такой невысокий, русявый, невидный А вообще дурак, сукин сын.

Но и звуковиды с тех записей допросов, в которых звучали такие же слова, как и в перехваченном разговоре, не позволили утверждать тождество этого голоса с голосом неизвестного парня, набивавшегося в шпионы. Допрашиваемый говорил уныло, без сколько-нибудь повышенных эмоциональных интонаций. И на слух голос был непохож. То я уж и забыв Так я же только звонив Я ничего им не докладывав. То я так, для смеху звонив Ну, как говорится, дурочку с них строить хотив. Ну, чтоб посмеяться с них, с тех американцев А что в тетрадочках, так то ж я себе на память Ну да, ну да, там аэродромы и наши части, соткуда нам машины пригоняют для ремонту Да нет, за радио я ничего не знаю.

Не-е, фотоаппаратов не просил Ну, я же вам сразу признався, что виноватый Да нет, я не собирався до них идти Я же не дурной И тех тетрадочек никому не показував. Да нет, и не собирался, я думал, скажу в крайности, но только не то, что в тетрадочках, а вроде. Ну так, чтоб оно похоже и совсем не то Но только же я ничего не сделав, так только, потрепался для смеху Нет, это был голос другого человека, не того, который уговаривал равнодушного американца.

Но звуковиды, снятые с записи допроса, обнаруживали существенные различия и с теми, которые мы сняли с записи того же голоса, звучавшего в мастерской. До этого он был переводчиком технической документации и литературы, числился при библиотеке. В начале войны он, молодой инженер-экономист, работал пом. Его призвали в армию. Дошел слух, что он погиб, — он был тяжело ранен, потерял ногу, — и некоторые сослуживцы списали на "погибшего героя" - - довольно крупные суммы, неведомо как и кем израсходованные.

После излечения он демобилизовался, работал в Москве на хозяйственной должности. Но в году его разыскали и осудили "за хищения" на 10 лет по указу от 7 августа г. Еще до войны он заочно учился в институте иностранных языков, хорошо переводил с немецкого, английского, французского, знал тюркские языки, увлекался эсперанто. Интеллигент в первом поколении, упрямый самоучка, он настороженно и недоверчиво относился к столичным грамотеям, "слишком о себе понимающим". Абрам Менделевич сказал, что он будет моим помощником и я должен обучить его чтению звуковидов, включить в работу с артикулянтами, а также посвятить в фоноскопические и криптографические дела.

Поначалу я решил, что он подсажен. Но Василий избегал разговоров на политические темы: Не хочу, чтоб еще ю довешивали. Работал он толково, быстро, хотя и спешил подытоживать и обобщать: Ведь и так уже ясно.

По десяти таблицам достаточно виден процент разборчивости Вот не проходят взрывные звуки И на высоких частотах путают. Так чего еще повторять? Общие вопросы языковедения его не занимали— "это я проработал еще на втором курсе". К моим "ручным" изысканиям и догадкам он относился сочувственно, но без особого интереса — "уж очень ты узкую тему взял". Но увлеченно, подолгу рассуждал о происхождении отдельных слов, о родственных связях между языками.

Кто у кого заимствовал, как видоизменялся один и тот же корень в разных языках. Литературой, поэзией, историей, музыкой он интересовался и меньше, чем мои друзья, и совсем по-иному. Вкусы у нас часто не совпадали. Он просто не верил, что кому-то могут нравиться "заумные вирши", которые и поймешь только после долгих объяснений, где уж там что-нибудь чувствовать.

Даже балет, хотя это больше для господ эстетов.

Пленэр в Ялте. Игорь Сахаров пишет "Ялтинская улица"

Но как можно часами сидеть на концерте, где только симфонии наяривают, не понимаю! Хорошие песни за душу берут. Народные танцы всех народов, хоть гопак, хоть лезгинка — смотреть приятно, у самого ноги задергаются.

Сахаров в Горьком — Блоги — Эхо Москвы,

А все эти Шостаковичи — бренчание, пиликанье, гром и лязг Нет, есть, конечно, понимающие, спецы, но большинство — это те, кто притворяются, пра-а-слово, темнят для интеллигентности. Сидит такой пижон, скучает, зевки проглатывает, но супится, щурится, губами шевелит, делает вид, что понимает, наслаждается Василий читал звуковиды без увлечения, не очень старался и принимал мои уроки не слишком серьезно: Ведь если на спектрограмме видно, значит, слышно и.

Ну, я понимаю, использовать для дешифрации, когда мозаичный телефон. Но и тогда ведь не стоит читать по слогам, по словам еле-еле разбирать. А надо установить код, подобрать фильтры, а потом декодировать и слушать Да что ты мне тычешь: Помнишь, как Гулливер попал к ученым, как их там, лапутянцам? Так вот, я не уважаю лапутянскую науку для науки, искусство для искусства Ну это, конечно, бывает трудно. Я вот переводил американские, английские статьи по физике, по математике.

Ну, чистейшие абстракции, игра ума. И вроде для практики — ноль целых и хрен десятых. Но Антон говорит, из этих ихних игр кибернетика получается.

Тоже вроде абстракции и даже лженаука.

в знакомствах сахаров игорь александрович

Но они ее для зенитной артиллерии использовали и еще где-то там практически применяют Так что не думай, я не против науки, но только хочу понимать — каждый раз хочу, — для чего именно стараемся.

Вот как Антон Михайлович, он все толкует — нужен профит, профит! А читать эти звуковиды — все одно и то же, как дьячку псалтырь. Принесли записи еще двух допросов — двух других солдат, приятелей первого. Новая фоноскопическая экспертиза производи- - - лась уже при Васе. Он старался понять, как именно я сравниваю голоса, переспрашивал; я подробно объяснял.

Иногда казалось, что он хочет проверять и перепроверять. Но вскоре я убедился, что он мне, во всяком случае, доверяет, и если не соглашается с моими выводами, то говорит, что еще не может судить. Я запретил себе подозревать. Вскоре и он обзавелся подружкой. Одна из двух технических сотрудниц, которые держались недотрогами, заболела.

Ее заменила толстенькая, почти коническая Шура, которая и раньше, в библиотеке, работала с Васей, помогая в переводах; она знала английский. Ленина, оскорблял должностных лиц. В марте и мае года Сахаров совершил хулиганские выходки у здания Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами и у Люблинского районного народного суда г.

Москвы снова ударил работника милиции. Это и не удивительно, учитывая их нестабильную психику. Поведение академика явно противоречило здравому смыслу. Признаки нестабильности психического состояния Сахарова прослеживались в настроениях А. Сахарова, подверженных резким переходам от отрешенности и замкнутости к деловитости и общительности. На первом этапе Сахаров предлагал расчленить державу на маленькие независимые области, а на втором — поставить их под контроль мирового правительства.

Проект конституции составленной Сахаровым предлагал провозгласить полную независимость всех национально-территориальных республик и автономных областей СССР, включая Татарстан, Башкирию, Бурятию, Якутию, Чукотку.

Каждая республика должна была иметь все атрибуты независимости — финансовую систему печатать свои деньгивооруженные силы, правоохранительные органы и. Оставшаяся часть России казалась академику слишком большой, поэтому он предлагал её также поделить на четыре части.

В целом этого было уже достаточно, чтобы отправить Сахарова в места не столь отдаленные. Однако, его явно вели, как советские, так и западные кураторы. Поэтому такие люди, как Сахаров, были на вес золота. Их руками ломали великую державу. Брежнев и другие советские вожди той эпохи, уже не говорили о неизбежности противостояния двух систем. Они предпочитали не конфликтовать, а вести экономическое сотрудничество с Западом, попадая в ловушку культурного сотрудничества, обмена опытом.

Поэтому крупным фигурам диссидентского движения ничего не грозило. С ними проводили профилактические беседы, журили, следили, ограничивали передвижение, не более.

Хотя по справедливости таких людей надо было надолго изолировать от населения или даже применять высшую меру социальной защиты. Большую роль в деградации Сахарова сыграла его вторая супруга — Елена Георгиевна Боннэр. Первый период её жизни ничем особо не отличался от судеб тысяч других советских граждан.

Её мать и отчим попали под каток репрессий. Но это не помешало Боннэр успешно закончить школу, поступить в университет, вступить в комсомол. Во время войны она была мобилизована медсестрой. Была медработником военно-санитарного поезда, получила тяжёлое ранение и контузию. После войны Боннэр поступила в мединститут, успешно практиковала как врач-педиатр.

Однако в какой момент произошёл сбой программы. Рядом с Сахаровым Боннэр смогла реализовать свои амбиции, стать из рядового врача-педиатра правозащитницей с мировым именем. В году для Е. Боннэр наступило время пика славы — она получила Нобелевскую премию мира за мужа, так как Сахарова не выпустили из СССР. Боннэр хорошо понимала, что мировое сообщество ждёт от них новых разоблачений советского тоталитарного режима и готов за это платить как славой, так и определёнными материальными радостями.

  • А. Д. Сахаров в 1968 году. Первый «Меморандум»
  • Миф об "отце русской демократии" Андрее Сахарове
  • Сахаров в Горьком

Боннэр и после смерти Сахарова была врагом России: